Время молитв: Фаджр: 4:29 - Шурук: 6:12 - Зухр: 14:07 - Аср: 17:51 - Магриб: 21:45 - Иша: 23:19 |
Календарь
 
 
Основы ислама
Ислам и мир
Ислам и наука
Искусство ислама
Мусульмане Петербурга
Духовное
Семья
Статьи и публикации
Исламская альтернатива
Еще раз о музыке
Как эмоции затмевают разум, часть 1
Как эмоции затмевают разум, часть 2
Тарик Рамадан
Вклад мусульманских народов в Великой Отечественной войне
С кем ты дружишь?
В покорности Творцу человек обретает свободу...
История одного перевода Корана
Больше, чем религия
Музыка в исламе
Интервью c Сами Юсуфом
Юсуф Ислам
Ислам о религиозном экстремизме
Чей шейх прав?
Признаки экстремизма
Кризис исламского сознания ч.1
Причины разногласия ученых
Кризис исламского сознаня ч.2
хадис о разделении мусульман на 73 течения
Суфизм. Как к нему относиться?
Причины и предпосылки экстремизма
Кризис исламского сознания, часть 4
Кризис исламского сознания, часть 3
Причины и предпосылки экстремизма, часть 4
Послепраздничное настроение
Семь качеств, ведущих к успеху
Вклад женщин в развитие исламских наук. Часть 1
Выбирая свой путь. Ты с кем?!
Понимание атрибутов Аллаха Всевышнего. часть2. Салафитская доктрина
Понимание атрибутов Аллаха Всевышнего. часть 1
Часть 3. Доктрина халафитов
Раджаб - священный месяц
Понятие ихтилят в исламе
Вклад женщин в развитие исламских наук.Часть 2
День рождения нашего пророка (СААС). Как нам относиться к этому событию?
Критика ученых
Поспешные утверждения не обладающих знаниями о вопросах шариата
Ашариты и салафиты. Кто прав?!
из Его знамений...Стоит извлечь урок!
Люди с ограниченными духовными возможностями...Кто они?
Предпосылки и история возникновения исламских течений и сект
Акыда для начинающих
Хариджиты- кто они?
Ангелы Харут и Марут
КАК ЗАЩИТИТЬСЯ ОТ ДУРНОГО ГЛАЗА И ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ СГЛАЗИЛИ?
Кто считается ученым в исламе?
Нововведения и аргументы их защитников
Ерунда - фард для мусульман
Особенности исламского уголовного права. Наказание в шариате
Наказание за вероотступничество в исламе
Дикая Дивизия в I Мировой войне и Февральской революции
Народы Кавказа в Великой Отечественной войне
Защитники Брестской крепости: убиты и забыты
Что может принести пользу умершему?
Придерживаться легкого и не создавать затруднений
"Не гневайся!"
Заповедные месяцы мусульманского кадендаря
По странам и континентам
Часто задаваемые вопросы
Наш центр
Мой путь в Ислам
Личности в Исламе
Уроки истории
Медиа NEW!
Исламские программы NEW!
  Голосование ..




  Дикая Дивизия в I Мировой войне и Февральской революции

Приводим с некоторыми сокращениями отрывок «Книги о горцах» кандидата исторических наук Алексея Безугольного, который любезно предоставил нам свои авторские материалы. Надеемся, что многим эта тема будет интересна.
Следующая наша публикация будет посвящена Великой Отечественной войне.

Глава 1. «Дикие» всадники на русской службе» (вторая половина XIX в. – 1917 г.)

Причины решения о формирования Дикой дивизии

В связи с обстоятельствами формирования и боевой истории «Дикой дивизии» следует особо подчеркнуть политический смысл, который вкладывала власть в это мероприятие. По словам последнего начальника дивизии П. А. Половцева «цель этого формирования была не только боевая, но и политическая, чтобы показать неразрывную связь Кавказа с Россией привлечением в общерусское дело кавказских народностей». Половцев отмечал в связи с этим и «чисто утилитарные соображения»: удалить на время войны с Кавказа «наиболее беспокойные элементы».

Другой особенностью истории дивизии была принципиальная установка власти на добровольность ее комплектования и пополнения, делавшая ее зависимым от комплекса социально-экономических, политических, демографических факторов на местах. Дивизия существовала до тех пор, пока среди горцев находились волонтеры. За период 1914 – 1917 гг. каждый из полков дивизии получил по четыре пополнения. Дагестан, к тому же дал четыре пополнения 1-му

Дагестанскому полку, находившемся в составе одной из казачьих дивизий.

После русско-японской войны, когда штатный состав русской армии значительно вырос, вопрос о призыве освобожденных от службы национальностей был поднят Государственной Думой, учредившей 10 апреля 1907 г. специальную комиссию. Указывалось, что: «такое положение… препятствует слиться всем этим народностям в одно прочное государство», «для народностей, впервые призываемых к защите общей родины, необходимо создание условий службы, приспособленных к особенностям их быта, религии, климата и т. п.»

В начале Первой мировой войны правительство продолжило традиционную линию на создание иррегулярных добровольческих частей из уроженцев Кавказа. 23 августа 1914 г. был объявлен высочайший приказ Николая II о сформировании на добровольных началах Кавказской туземной конной дивизии трехбригадного состава из шести полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского. Полки имели четырехсотенный состав.

Пристальный интерес к формированию дивизии со стороны императорской фамилии, назначение на должность ее начальника родного брата царя великого князя Михаила Александровича (по некоторым данным именно он был подлинным инициатором создания дивизии) также способствовали большой популярности дивизии. Архивные документы за август – октябрь 1914 г. содержат множество заявлений добровольцев. Один авторитетный чеченец 8 августа просил прямо у императора «разрешения ехать на войну и взять с собой сотню чеченцев-добровольцев». В период формирования дивизии число добровольцев нередко превосходило штатные потребности полков, так что приходилось некоторым из них отказывать.

Служба в этой дивизии считалась престижной и среди русского офицерства. Офицеры подавали прошения о переводе в тот или иной полк дивизии из самых отдаленных уголков империи, равно как и из привилегированных столичных учреждений. Многие стремились служить именно под началом брата императора. Командный состав подобрался из представителей самых знатных фамилий. Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, горские султаны: Бекович-Черкасский, Хагандоков, ханы Эриванские, ханы Шамхалы-Тарковские, польский князь Радзивилл, представители старинных русских фамилий князья Гагарин, Святополк-Мирский, графы Келлер, Воронцов-Дашков, Толстой, Лодыженский, Половцев, Старосельский; принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель, персидский принц Фазула Мирза Каджар и другие.

Порядки и структура дивизии
Отличительной чертой внутренней жизни Кавказской туземной конной дивизии была особая морально-психологическая атмосфера, сложившаяся в ней, которая во многом определяла отношения между её офицерами и всадниками. Так, важной особенностью всадника-горца было чувство собственного достоинства и полное отсутствие какого-либо раболепства и подхалимства.
Выше всего ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность. Традиционный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Почётные места в полковых офицерских собраниях занимали нередко уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Это было вполне естественно, поскольку многие воины состояли в родстве друг с другом.

Характерной чертой отношений в офицерской среде дивизии было взаимное уважение лиц разных вероисповеданий к верованиям и обычаям друг друга. В Кабардинском полку, в частности, адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находится мусульман и сколько христиан. Если преобладали мусульмане, то все присутствующие оставались, по мусульманскому обычаю, в папахах, если же больше было христиан — все папахи снимали.

Многие всадники были близкими или дальними родственниками. А, например, представители семьи Мальсаговых в Ингушском полку были «столь многочисленны, что при сформировании полка на Кавказе был даже проект создать из представителей этой фамилии отдельную сотню». Несомненно, родство многих всадников способствовало укреплению дисциплины в полку. Некоторые иногда «отлучались» на Кавказ, но с обязательной заменой себя братом, племянником и проч.

Внутренний распорядок в дивизии значительно отличался от распорядка кадровых частей, по мере возможности поддерживались традиционные в горском обществе отношения. По горскому обычаю здесь не существовало обращения на «вы», офицеров не почитали за господ, уважение всадников они должны был заслужить храбростью на поле боя. Честь отдавалась только офицерам своего полка, реже - дивизии, из-за чего нередко случались «истории». Отношения между офицерами и всадниками были далекими от уставных, патриархально-семейными. Ментальные особенности горцев обусловили тот факт, что никто из всадников категорически не соглашался служить в обозе дивизии, считая обозную службу для себя унизительной и позорной. Поэтому обозные команды дивизии пришлось формировать из лиц русской национальности.

Генерал-лейтенант Флейшер рапортовал наместнику на Кавказе И. И. Воронцову-Дашкову о результатах осмотра полков: «Личный состав произвел на меня очень хорошее, а конский состав хорошее впечатление… Духовно-нравственная сторона полка великолепная».
А. П. Марков также свидетельствовал, что, в частности, «всадники-ингуши являлись природными воинами, смотревшими на войну как на честь и настоящее дело для мужчины. Они были храбры, мужественны и очень способны к усвоению военной науки, так что строевая подготовка, пройденная ими в течение нескольких месяцев на Кавказе, а затем в районе Проскурова, где дивизия провела также несколько месяцев, была для них совершенно достаточна для того, чтобы полк стал хорошей строевой частью».

В тоже время в ходе боевой учебы выявлялись особенности горских контингентов, затруднявшие их боевую подготовку. Если холодным оружием они владели в совершенстве, то обращение с трехлинейной винтовкой, нахождение в строю и даже самое общее знакомство с уставами требовали длительного обучения и ломки традиционных представлений горцев о военном искусстве. Манера конной езды горцев – сидя в седле несколько боком – оказалась неудовлетворительной во время длительных переходов, поскольку лошади сбивали спину. К тому же многие всадники совершенно не владели русским языком, так что офицерам и урядникам приходилось постоянно иметь при себе переводчиков.

В начале октября 1914 г. Туземная дивизия отправилась в Галицию на Юго-Западный фронт и всюду по пути следования производила настоящий фурор. Сын Л. Н. Толстого Илья Львович был свидетелем шествия дивизии по Львову:
«Полки проходили в конном строю, в походном порядке, один за одним, один красивее другого, и весь город в продолжение целого часа любовался и дивился невиданным дотоле зрелищем… под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои народные воинственные песни, мимо нас проходили нарядные типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко-алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства».

Участие в военных действиях
Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия была включена в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов. Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои были в декабре 1914 года на Сане и в январе 1915 года в районе Ломна-Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль. В феврале дивизия провела ряд успешных наступательных операций: на реке Ломнице, бои у деревень Бринь и Цу-Бабин, занятие города Станиславов и местечка Тлумач. В июле, августе и осенью 1915 года дивизия участвовала в ряде боёв у Шупарки, Новосёлка-Костюкова, в районе Доброполе и Гайворона, которые по свидетельству её командира великого князя Михаила Александровича были увенчаны

С декабря 1914 г. дивизия находилась на Юго-Западном фронте и хорошо зарекомендовала себя в боях. Горское соединение в полной мере сохранила свой неповторимый кавказский колорит, поражая и изумляя русских боевых товарищей и войска противника. Как отмечала в феврале 1916 г. газета «Терские ведомости», «всадники поражают всякого, первый раз сталкивающегося с ними. Их своеобразные взгляды на войну, их легендарная храбрость, доходящая до чисто легендарных пределов, и весь колорит этой своеобразной воинской части, состоящей из представителей всех народов Кавказа, не могут быть никогда забыты».

А. П. Марков оставил воспоминания о марше Ингушского полка. Яркость данной им характеристики оправдывает пространность приведенной ниже цитаты:
«Длинной и довольно беспорядочной вереницей, плохо соблюдая строй, тянулись сотни всадников, сидевших на конях всевозможных мастей и калибров. Одеты они были буквально кто во что горазд, а именно, кто в бурку, кто в черкеску, кто в кожаную куртку или гимнастерку. Каждый носил папаху и башлык разного цвета и не без фантазии. В посадке, в манере держаться на седле, в самой седловке и даже в вооружении чувствовалась индивидуальность каждого всадника, которая совершенно незаметна в регулярной кавалерии, где одинаковое обмундирование, седловка и выправка стирают личность и делают всех солдат похожими друг на друга. Здесь же было совершенно иначе. Каждый всадник носил винтовку и кинжал, как ему Бог положил на душу, направо, налево за плечами, стволом вверх или вниз, а то и по горскому обычаю притороченной к седлу, так что только кончик ствола с мушкой выглядывал из-под кучи вьюка. На походе ехали где рядами, где справа по три, а то и просто кучками. Отдельные всадники, несмотря на запрещение, поминутно отъезжали от строя к обочине шоссе, а иногда и просто в поле».

Горцы не любили сидеть в окопах, считали это не «джигитским» делом и при любой возможности покидали их, предпочитая «с чисто мусульманским фанатизмом сидеть или лежать под выстрелами», а не прятаться в земле - пристанище мертвых. «Специальностью» дивизии, по выражению А. П. Маркова, «бешеные и лихие» атаки, собственно, и составившие славу дивизии. «Австрийцы панически боялись Туземной Дивизии и не были в состоянии выдержать конные атаки горцев, действительно представлявшие собой страшное и незабываемое зрелище»

Долгое время командиры не могли справиться с еще одной страстью горцев – продавать и покупать оружие, которое в данном случае являлось казенной собственностью.

Великий князь Михаил Александрович пользовался очень большим авторитетом среди горцев, полученным им «прежде всего за то, что он брат государя и храбрый джигит, а потом уже за стройность фигуры, тонкость талии, за умение носить черкеску, за великолепную посадку, за приветливость и за то, наконец, что у него была такая же ясная, бесхитростная душа, как у них, этих наивных всадников». Великий князь был скромен в быту, не употреблял спиртного, что тоже сближало его со всадниками.

Награды
Около 3500 всадников были удостоены Георгиевских крестов и Георгиевских медалей «За храбрость». Все офицеры дивизии были удостоены боевых орденов

Интересно...
На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Георгия, Владимира, Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом. Однако, горцы вскоре потребовали заменить им на награды Георгия, которого называли уважительно «джигитом», а герб с презрением именовали «птичкой». Правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.

За годы войны через ряды дивизии прошло около 7000 горцев. Известно, что к марту 1916 г. дивизия потеряла убитыми и умершими от ран 23 офицера, 260 всадников и нижних чинов. Ранеными числились 144 офицера и 1438 всадников. Дивизия приняла участие в знаменитом Брусиловском прорыве летом 1916 г.

В последние годы в некоторых источниках широкое распространение получило цитирование телеграммы, якобы, Николая II. Текст датируют то летом 1915-го, то летом 1916 года, привязывая его, как правило, к истории Брусиловского прорыва (лето 1916-го). Однако, согласно нашим исследованиям, царская телеграмма — скорее всего, мистификация, и текст принадлежит не Николаю II, а полковнику Георгия Мерчуле, командиру Ингушского конного полка Третьей бригады Кавказской туземной конной дивизии, в адрес начальника Терской области генерал-лейтенанта Флейшера от июля 1916 года, что, впрочем, ничуть не умаляет высокой оценки доблести воинов:

«Я и офицеры полка горды и счастливы довести до сведения Вашего Превосходительства и просят передать доблестному ингушскому народу о лихой конной атаке 15 сего июля. Как горный обвал, обрушились ингуши на германцев и смяли их в грозной битве, усеяв поле сражения телами убитых врагов, уводя с собой много пленных и взяв 2 тяжелых орудия и массу военной добычи. Славные всадники-ингуши встретят ныне праздник Байрам, радостно вспоминая день своего геройского подвига, который навсегда останется в летописях народа, выславшего своих лучших сынов на защиту общей Родины».

После летнего наступления дивизия была занята позиционными боями и разведкой, а с января 1917 г. находилась на спокойном участке фронта и в боевых действиях больше участия не принимала. Вскоре она была выведена на отдых и мировая война для нее закончилась.

И горские и русские офицеры-ветераны дивизии, уже в эмиграции, объясняли ратные успехи горского соединения «мудрой и человечной колониальной политикой императорской России, политики, проникнутой чувством уважения к чужим верованиям, нрава и обычаям».

Февральская революция

Февральскую революцию всадники «Дикой дивизии» встретили с растерянностью. После Николая II от престола отрекся недавний начальник дивизии вел. кн. Михаил Александрович. Узнав об отречении государя, кабардинцы обращались к своим командирам: «Русские прогнали царя. Напиши ему, чтобы ехал к нам в Кабарду — мы его и прокормим, и защитим». По наблюдениям современников, «всадники, с присущей горцам Кавказа мудростью, ко всем «достижениям революции» отнеслись с угрюмым недоверием». Слова «Временное правительство» ничего не говорили этим лихим наездникам с Кавказа и решительно никаких образов не будили «в их восточном воображении».

Революционные новообразования в виде дивизионных, полковых и проч. комитетов затронули и Туземную дивизию. Однако здесь в их «устройстве» самое деятельное участие принял старший командный состав полков и дивизии, а дивизионный комитет возглавил командир Черкесского полка Султан Крым-Гирей.
В дивизии сохранилось чинопочитание. Самым революционным очагом в дивизии стала команда матросов-пулеметчиков Балтийского флота, приписанная к соединению еще до революции. В сравнении с ними «туземцы выглядели гораздо тактичнее и сдержаннее».

В преддверии июньского 1917 г. наступления войск Юго-Западного фронта дивизии устроил смотр недавно принявший 8-ю армию генерал Л. Г. Корнилов. Армия, по его собственным словам, находилась «в состоянии почти полного разложения… «Дикая дивизия» оказалась среди немногих частей, сохранивших воинский вид. Произведя 12 июня смотр дивизии, Корнилов признался, что был счастлив видеть ее «в таком изумительном порядке».

В июле – августе положение на фронте быстро ухудшалось. Вслед за разгромом Юго-Западного фронта без сопротивления пала Рига и начали беспорядочное отступление части Северного фронта. Над Петроградом нависла реальная угроза захвата врагом. Правительство приняло решение о формировании Особой Петроградской армии. 26 августа генерал Корнилов, находясь в могилевской Ставке, приказал войскам выступить на Петроград, среди них был и «Туземный корпус», который к этому времени еще не закончил сосредоточение на ст. Дно (прим.редактора: между Псковом и С, Петербургом, в 250 км от города), поэтому на Петроград двинулись лишь отдельные его части (полностью Ингушский полк и три эшелона Черкесского).

Части «Дикой дивизии» не имели связи ни с руководителем операции генералом Крымовым, застрявшим на ст. Луга, ни с начальником дивизии Багратионом, так и не выдвинувшемся со своим штабом со ст. Дно. Утром 29 августа к командиру Черкесского полка полковнику Султану Крым-Гирею прибыла делегация агитаторов ВЦИК и исполкома Всероссийского мусульманского совета из числа уроженцев Кавказа – его председатель Ахмет Цаликов, Айтек Намитоков и др. Мусульманские политики твердо стояли на стороне правительства, поскольку в корниловском выступлении усмотрели угрозу реставрации монархии и, следовательно, опасность национальному движению на Северном Кавказе. Они призвали земляков ни в коем случае не вмешиваться «во внутренние раздоры России».

В полках дивизии началось замешательство. Доминирующим настроением всадников было нежелание вмешиваться в междоусобную борьбу и воевать против русских.

Ключевое значение имели переговоры утром 30 августа на ст. Вырица, в которых участвовали генерал Багратион, мусульманские представители, депутаты Петросовета, члены полковых и дивизионных комитетов, командиры полков, многие офицеры. Из Владикавказа пришла телеграмма ЦК Союза объединенных горцев Кавказа, запрещавшего «под страхом проклятия ваших матерей и детей принимать участие во внутренней войне, учиняемой с неизвестными нам и вам целями».
Было принято решение ни в коем случае не участвовать в походе «против русских» и избрана делегация к Керенскому, состоявшая из 68 человек во главе с полковником Султаном Крым-Гиреем.

Полки Туземной дивизии отказались участвовать в мятеже, однако и большевистская пропаганда в ней не пустила глубоких корней. По свидетельству корнета Кабардинского полка А. А. Арсеньева, «несмотря на напряжение агитации, ни одного выступления всадников против офицеров русского происхождения ни в одном полку выступлений не было…» Принявший корпус в первых числах сентября генерал Половцев застал на станции Дно картину нетерпеливого ожидания: «Настроение такое, что если не дадут эшелоны, то всадники пойдут походным порядком через всю Россию и она этот поход не скоро забудет».

В октябре 1917 г. части Кавказского Туземного конного корпуса прибыли на Северный Кавказ в районы их формирования и волей-неволей стали участниками революционного процесса и Гражданской войны в регионе.



  Коран ..
  Хадис ..
Посланник Аллаха (да благословит его Алла и да приветствует) сказал:
«Тот, кто ищет довольства Аллаха,
навлекая на себя гнев людей, то Аллах будет им доволен,
и сделает так, чтобы люди были довольны им.
А тот, кто ищет довольства людей,
навлекая на себя гнев Аллаха,
то разгневается Аллах на него,
и сделает так, чтобы разгневались на него люди»
(ат-Тирмизи, Ахмад)



  Наш пророк
  из нашей библиотеки

Булуг аль-Марам Достижение цели

 

Исламская цивилизация

Фонд Солидарность

Фонд Солидарность
 
все права защищены 2017
Design: a-styles