Время молитв: Фаджр: 5:54 - Шурук: 7:53 - Зухр: 14:00 - Аср: 16:50 - Магриб: 19:48 - Иша: 21:30 |
Календарь
 
 
Основы ислама
Ислам и мир
Ислам и наука
Искусство ислама
Мусульмане Петербурга
Духовное
Семья
Статьи и публикации
По странам и континентам
в Петре
Марокко
Шарм аль-Шейх
Едят ли в Йемене картошку? часть1
Едят ли в Йемене картошку? часть2
Как я увидел Большую Зеленую Черепаху
Голубая и веселая страна...
Арабские зарисовки
Другая Турция
Ирак
Записки из Дамаска
Самарканд, или «20 лет спустя»
«На земле лишь три райских сада, и первый из них – Дамаск».
Поездка в Стамбул и Афины
Праздник Курбан- Байрам в Малайзии
Туманный Альбион глазами мусульманки
Туманный Альбион глазами мусульманки. Часть 2: В стране красного дракона
Туманный Альбион глазами мусульманки. Часть 3: В стране чертополоха
Часто задаваемые вопросы
Наш центр
Мой путь в Ислам
Личности в Исламе
Уроки истории
Медиа NEW!
Исламские программы NEW!
  Голосование ..




  Самарканд, или «20 лет спустя»

«Ты как хочешь, пиши, не пиши,
Только вслед мне рукой помаши,
Самолет, мой отчаянный друг,
Высоту набирает, звеня,
Самолет улетает на юг,
Где опять ожидают меня-

Азиатские желтые горы,
Азиатские старые люди...
Коль полюбишь, так это- навеки,
А забудешь- так это не скоро...»

Мне закаты читают Коран,
Мне опять вечера, вечера..."
Юрий Визбор

Эти строки я напевала в самолете, уносящем меня в Самарканд. В Самарканде я действительно была 20 лет назад, когда, в конце 80-х, работала в геологической партии в отрогах Зеравшанского хребта. И теперь, когда подруга пригласила меня в гости, была несказанно рада снова там оказаться.

Надо сказать, что этот город поражает своим восточным колоритом, радуя глаз даже искушенного путешественника, причем это совершенно особая, чисто среднеазиатская атмосфера, не имеющая ничего общего с арабскими странами: прохлада чайханы с зеленым чаем, на улицах в огромных чанах пекут самсу, люди большей частью носят национальную одежду, особенно женщины. А базары чего стоят!

Удивительно, но за 20 лет внешне здесь мало что изменилось: по сравнению с шумным Питером на улицах удивительно малолюдно, машин не много, причем преобладают советские марки, школьницы по-прежнему одеты в школьную форму моего детства, с тележки под зонтиком продают газированную воду в сифонах- «Вам с сиропом или без?», только стаканы со стеклянных сменились на одноразовые.


В общем, я словно совершила путешествие во времени. А когда на придорожном кафе увидела «мишку-олимпийчика» (для юного поколения поясняю: это был символ московской олимпиады в 80м году), чуть не прослезилась…




20 лет назад

«Это рысьи глаза твои, Азия,
Что-то высмотрели во мне…»

Узбекистан-Таджикистан всегда, во все времена поражал своим гостеприимством, радушием, какой-то особо трогательной теплотой в отношении к гостю.

Помнится, тогда мы «забрасывались» (так у геологов называется перевозка вертолетом) из Душанбе в Зеравшанские горы. Первой заброской решено было отправить женщин и личные вещи, второй- продукты и оборудование. Выбрасываемся на горное плато, там -снег, ранняя весна. Весело утаптывая снежок, ставим палатки. Но тут горы «закрываются» тучами. Понимаем, что второго рейса сегодня не будет. Не было его и на следующий день. А у нас- ни еды, ни примусов, ни печек….

В 10 км ниже-кишлак, куда мы и отправились за помощью. И с того дня в наш лагерь потянулся караван- мальчики на осликах по горной тропе везли нам, кто что мог- плов, изюм, урюк, лепешки, орехи, притащили даже печку и уголь! А в горных кишлаках народ жил очень бедно, мясо они сами кушали только по праздникам. Но с нами делились всем, чем могли. Причем относились к нам очень уважительно, и намека на какую-то пошлость не было.

Вертолет прилетел только через неделю. Ребята ожидали найти наши почерневшие трупы, а нашли изрядно отъевшимися и сияющими- оборудования нет, работы нет, вот и кушали грецкие орехи да плов с утра до вечера, лежа в спальных мешках….

У человека неискушенного, попавшего в тех краях в гости впервые, может случиться просто шок.
Направили как-то нас, трех женщин, в ближайший кишлак, поставив задачу- добыть колосники и без них не возвращаться (это такие решеточки для печки-буржуйки, без коих топить ее никак не можно). Идем по деревне, народ на нас дивится: «Доктур?» «Нет, не доктур» «Учитель?» «А-аа…гиолух…Золото ищеш?» «Колосники!» «???». По-русски мало кто разговаривал. Объясняем знаками и рисунками, что нам нужно. Кивают, приглашают -«Заходи!».

Накрывают стол- сладости и неизменный чайник. Сидим, поджав ноги, стремясь соблюсти восточный этикет, неспешно беседуем с хозяином. Через час все же робко интересуемся нашими колосниками. Нам объясняют- «надо подождать». Ждем. Приносят плов, манты. Кушаем. Нам подкладывают. Ну, очень вкусно, особенно когда месяц уже на тушенке с макаронами сидишь… Потом опять смена блюд- чай, сухофрукты. «А как же колосники?» «А у нас нет…»

Благодарим за прием, уходим. И тут, же за калиткой, получаем приглашение соседа. Понимаем, что отказать нельзя- это значит очень обидеть человека, проявить неуважение- к соседу пошли, а к нему -нет... Заходим.
История с обедом повторяется… После четвертого или пятого визита мы бредем, поддерживая руками раздувшиеся животы, и тут одна из нас «ломается»: «Все! Не могу больше! Не пойду ни к кому!», и медленно оползает, садясь под деволом…(так называется глиняная стена-забор). К ночи мы-таки доползли до своего лагеря. Колосники все ж добыли.

20 лет спустя

И вот теперь, 20 лет спустя, я вновь испытываю на себе таджикское хлебосольство. ( я не оговорилась: так уж исторически сложилось, что половину населения Самарканда составляют таджики). Опыт подсказывает: садишься за стол- оставляй место в желудке, будет смена блюд! Насладившись мантами и лагманом, делаю слабую попытку подняться из-за стола. «Ты куда это?! Мы же только что пирожков напекли!» Испуская слабый вздох, падаю в подушки…

Семья моей подруги, Мадины – тоже таджикская, очень интеллигентная, высоко образованная и религиозная. Отец семейства поражал своим знанием древней истории, к тому же- прекрасный рассказчик, вечерами мы собирались за дастархоном в уютной кухоньке и слушали - о согдейском царстве и походах Македонского, об ученых и правителях древности, Улугбеке, Тамерлане и эмире Бухарском, а слушать его было одно удовольствие.

Из бабушкиного сундука специально для меня вынули и дали померить старинную паранджу, из тех, что в витринах этнографического музея- в общем, это такой стеганый ватный термос, теплоизоляция полная, а ту часть, что я примостила себе на плечи, оказалось, надо на голову надевать….



В городе

«И я поеду в Самарканд к красотам Гур-Эмира,
По плитам древних площадей, не торопясь, пройду.
Здесь небо было голубым от сотворенья мира,
И рядом иволга свистит в сиреневом саду»

Женщин в хиджабах на улицах города не так уж много, больше в национальной одежде, но хиджаб вызывает неизменное уважение. В каждом магазине тебя приветствуют «ассалям алейкум!», улыбаются… Как-то раз читали намаз прямо на газоне напротив Регистана (это как у нас в Питере –Дворцовая площадь), однако никто на нас даже внимания не обратил. Правда, в другой раз, когда я, уже одна, разложила свой походный коврик на газоне, из соседнего дома вышел пожилой мужчина и пригласил к себе, пояснив, что в доме это делать удобнее. Так я попала в очередные гости.

Спускается вечерняя прохлада, и на лавочках появляются старички. Неспешно беседуя, они играют- не в домино, а- в шахматы, и пьют-не пиво!- а- зеленый чай…Вот навстречу попадается шумная ватага молодых людей, в руках – баночки, и не пива, а- кока-колы...

А вот и веяние нового времени: в городе появилась масса всяческих туристических лавочек, бутиков с народными промыслами- знаменитой самаркандской керамикой сине-зеленой росписи, пиалушками-касушками-чайниками, картинами на коже с видами древнего города, и, конечно же, узбекскими шелками- батиками. И так колоритно и изящно, что хочется купить, ну, просто все! Аль хамду ли Лля, что у меня мало денег.

За все время моего пребывания я ни разу не ощутила хоть какой-то оттенок неприязни по отношению к русским. Напротив, когда говорила, что из Питера- «А, Ленинград!» люди расплывались в улыбке, так же, как и 20 лет назад.
Ну ладно, допустим, я все же в хиджабе, но я общалась и с русскими- коренными, можно сказать, самаркандцами: учителями и экскурсоводами, которые с таким воодушевлением рассказывали нам о своем любимом городе. И они отвечали на мой вопрос- «Какая там неприязнь! Да наши соседи, узбеки- это наши самые близкие люди!»

Преступность в городе очень низкая. Однажды мы с Мадиной задержались в центре города, стемнело, и маршрутки уже перестали ходить. «Ну что ж, придется пешком пройтись. Неудобно папу беспокоить», решила она. Идем. Темно и безлюдно. «А это- ничего, безопасно?»,- не выдержала я. «Конечно, безопасно!» . Успокаиваюсь. Она же местная, ей виднее.

И всем бы хорош город, и чтоб тут не жить, да одна беда -работы нет!


В 40 км от города расположен комплекс имама аль Бухари- его могила, медресе, небольшой музей и мечеть, куда мы и отправились всей семьей на пятничный намаз. К сожалению, хутба была на узбекском. Вся прилегающая территория утопает в розах, сам же комплекс, как нам рассказали, помогли построить иранцы. Вообще, стиль бухарских, самаркандских и иранских ( и, конечно же, нашей питерской ) мечетей очень схож, ведь Тамерлан собирал при своем дворе зодчих и художников со всех уголков своей обширной империи.



Поездка в горы

Медленно, как позволяет ухабистая и размытая дорога, ползем вверх. Вот и последний кишлак на пути. Жара и зной Самарканда остались где-то далеко внизу, здесь- голубой горный воздух, который хочется пить большими глотками.


Местный дедушка проводит нам небольшую экскурсию.
Ислам в эти края пришел с суфиями. В те далекие времена они основали здесь свое медресе. С тех времен сохранилось гигантская чинара, внутри которой- огромное дупло, под корнями- небольшая комнатка, где когда-то обучались муриды.


Бродим по саду древней суфийской обители- огромные платаны, чинары, кроны которых, кажется, теряются в небе, тихий пересвист птиц. Никого. Тропа вдоль синего ручья приводит к небольшому пруду с диковинными рыбами. Вода такая холодная, что сводит скулы. Наверно, хорошо сидеть здесь одному и делать зикр.


Возвращаемся в кишлак. Из ближайшего дома выходят женщины, говорят, что к вечеру ждут нас на плов. И мы бредем в горы, карабкаемся по крутому склону … А там весна, все цветет и благоухает, еще нет этой опаленной солнцем желтизны, и спускаться вниз так не хочется…


К вечеру, как и обещали, возвращаемся в кишлак. И вот мы снова в гостях. Одна из женщин удивительно красиво читает Коран.




Самаркад сверху

Это, пожалуй, было самое захватывающее зрелище: за умеренную плату служитель разрешает подняться на один из минаретов Регистана. Узкая- преузкая (так, что не могут разойтись 2 человека) винтовая лестница, и бесконечный подъем по крутым ступенькам. Но вот- аль хамду л Лля!- мы вознаграждены: город- под нами, и скоро начнется торжественный, великолепный спектакль-закат солнца над древним городом….



Немного археологии

Нас спрашивают: «Сколько лет Ленинграду?» (там Питер по-прежнему зовется этим именем), я, чувствуя подвох, смущенно отвечаю: «Недавно 300 лет было…» - «А нашему Самарканду- 3000!»


Посетив исторический музей, мы отправились на раскопки, решив после теории перейти к практике. Когда-то здесь жило-было согдейское царство-государство. На обширном плато тут и там виднелись промоины дождевых вод, так, что в обрывах порой обнажались какие-то черепки со следами краски, а иногда и росписи древнего мастера.

Вернувшись в музей и сравнив с тем, что выставлено в витринах, мы датировали наши находки 9-10 веком, и, воодушевленные, побежали раскапывать «культурный слой» дальше.

Ох, и увлекательное же это занятие- археология! Любой найденный осколочек вызывал бурю ликования. Счастливые археологи часов не наблюдают. Каждый ощущал себя Шлиманом на раскопках Трои.


А солнце уже перевалило зенит, и на открытом плато нас поджаривало, как на сковородке. Скоро перед глазами все «поплыло». Пора уходить, но мы уже не совсем понимали, в какую сторону. Изрядно пригруженные нашими находками, обнаружили себя у крутого обрыва, а внизу- аль хамду лиЛля!- синела настоящая река с плакучими ивами по берегам, «если это не мираж, конечно», подумала я.


Скатились с обрыва. Река оказалась самой что ни на есть настоящей, и я, не минуты не раздумывая, прыгнула с берега в спасительную прохладу. Течение довольно сильное. Вынырнув, нос к носу столкнулась с каким-то зловонным пакетом. Ну, ладно, снова пришлось нырнуть.
Постепенно остывая и приходя в себя, понимаю, что и вода вся как-то попахивает, ну, скажем, не очень приятно. Вылезаю на берег, и вижу, что весь сток соседнего кишлака плавно так вливается в мою речку, чуть выше по течению...

Обсыхаю, выходим на дорогу, ловим маршрутку до города. Люди от меня как-то все дистанцируются. Видно, изрядно я пропиталась… Дома пью марганцовку на всякий случай. Обошлось, аль хамду лиЛля.

Выводы для грядущих поколений:
1. Не дайте археологии поглотить себя целиком!
2. Не прыгайте с разбегу в незнакомые речки!





Бухара

«Над песками лазоревы зори,
Кладка стен и прохлада с утра.
Как в гортанном базарном оре,
В тюбетеечном, пёстром море,
Я теряюсь в тебе, Бухара!»

В один из дней Гиез-Ака, отец моей подруги, повез нас в Бухару.
С эмиром Бухарским я ощутила вдруг какое-то духовное родство, мне он казался отчасти своим, питерским- ведь как-никак, он в нашем городе постройку мечети «пробивал», да и вообще, в Питере с ним много что связано. Покои князей Юсуповых по сравнению с его дворцом (восточная роскошь плюс изящество)- меркнут.

А в цитадели меня больше всего впечатлил зиндон (подземная тюрьма) с восковыми фигурами, очень как-то натурально, просто мороз по коже…Автобусов с западными туристами в Бухаре не меньше, чем на Невском. И это несколько портит колорит. Быть может, поэтому, или- потому, что жизнь города не видела, а только туристические места- Бухара мне показалась какой-то несколько картинной, лубочной, по сравнению с живым Самаркандом.

Намаз читали в пятничной мечети Калон. Людей на зухр собралось довольно много, что радовало. Да и сама мечеть, конечно, впечатляет. Ее построили в 16 веке. После намаза огромный двор мечети быстро опустел, и только родители моей подруги, уже очень немолодые, шли рядом, медленно так, рука об руку. И я вдруг представила, что вот так же они, вместе, войдут в джанна, иншаАллах.

На обратном пути посетили могилу самого шейха Накшбанди. Надгробье увенчано пиком с конским хвостом на конце, какой обычно водружают над могилами суфийских шейхов- тоги называются.

Рядом-ханаки, суфийская обитель, и маленькая мечеть, говорят, 14 века. Там царил полумрак и прохлада, пахло старым, нагретым солнцем деревом. Тишина. Кто-то перебирал четки в углу….




Благодарю Аллаха Всевышнего, что ОН дал мне возможность еще раз увидеть этот прекрасный край, и посвящаю этот свой маленький и не очень удачный очерк, с благодарностью, Гиез-Аке и всей его семье, почтившей меня своим гостеприимством. Да дарует им всем Аллах Всевышний Свою Милость в этом мире и в том, иншаАллах.


Зейнаб Нестерова


Посмотреть другие фото Самарканда можно вот здесь...



Комментарии
1. Бахтияр_Алматы 2010-04-30 21:07:00

Ассаляму алейкум уа рахматуллахи уа баракатух, сестра.
Джазаки Аллаху хайран за такую прекрасную статью.
Прочитав ее, как будто сам прогулялся по моему
любимому городу Самарканду.
Вы очень красочно рассказали о гостепреимстве
узбеков и таджиков, ведь на самом деле так и есть.
Хвала Аллаху, что он сделал этот мир таким прекрасным.
Ассаляму алейкум!

2. Адилбек 2009-06-23 03:40:00

Ассаламу алейкум ,джазакаллахухайр сестра за статью, прочел, и как дома побывал.
Ва яки, ака

  Коран ..
  Хадис ..
Посланник Аллаха (да благословит его Алла и да приветствует) сказал:
«Тот, кто ищет довольства Аллаха,
навлекая на себя гнев людей, то Аллах будет им доволен,
и сделает так, чтобы люди были довольны им.
А тот, кто ищет довольства людей,
навлекая на себя гнев Аллаха,
то разгневается Аллах на него,
и сделает так, чтобы разгневались на него люди»
(ат-Тирмизи, Ахмад)



  Наш пророк
  из нашей библиотеки

Булуг аль-Марам Достижение цели

 

Исламская цивилизация

Фонд Солидарность

Фонд Солидарность
 
все права защищены 2017
Design: a-styles