Время молитв: Фаджр: 3:52 - Шурук: 5:22 - Зухр: 14:16 - Аср: 18:30 - Магриб: 22:50 - Иша: 0:22 |
Календарь
 
 
Основы ислама
Ислам и мир
Ислам и наука
Искусство ислама
Мусульмане Петербурга
Духовное
Семья
Статьи и публикации
По странам и континентам
в Петре
Марокко
Шарм аль-Шейх
Едят ли в Йемене картошку? часть1
Едят ли в Йемене картошку? часть2
Как я увидел Большую Зеленую Черепаху
Голубая и веселая страна...
Арабские зарисовки
Другая Турция
Ирак
Записки из Дамаска
Самарканд, или «20 лет спустя»
«На земле лишь три райских сада, и первый из них – Дамаск».
Поездка в Стамбул и Афины
Праздник Курбан- Байрам в Малайзии
Туманный Альбион глазами мусульманки
Туманный Альбион глазами мусульманки. Часть 2: В стране красного дракона
Туманный Альбион глазами мусульманки. Часть 3: В стране чертополоха
Часто задаваемые вопросы
Наш центр
Мой путь в Ислам
Личности в Исламе
Уроки истории
Медиа NEW!
Исламские программы NEW!
  Голосование ..




  Едят ли в Йемене картошку? часть2

ДОРОГА ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ
Поехал в Эт-Торбу, городок в семидесяти километрах от Таиза, на юг. Он стоит на обрыве большого каменистого плато Хиджария. Растительность плато очень напоминает африканскую саванну. Прямо у дороги стоит большой баобаб двадцати метров в диаметре. Впечатляет. Большую часть пути проехал с парнем – иракцем. Хорошо, интересно поговорили, поэтому доехал быстро.
Место очень живописное. Внизу 800 метровый обрыв в вади Аль-Макатира. На неприступных скалах внизу видны остатки домов, как подтверждение того, что йеменцы действительно любят строить свои жилища в самых недоступных местах. Пока бродил по каменистым террасам над обрывом, видел несколько ящериц около сорока сантиметров длиной, необычной расцветки, с доминантой синего.
Пока фотографировал на обочине дороги местного жителя, едущего на ослике, мимо по отличному асфальту пронесся сверкающий черный джип. Таков Йемен. Цивилизация проникла и в йеменское средневековье – здесь есть и отличные асфальтовые дороги, и сотовая связь. Это произошло бы еще быстрее, если бы не натянутые отношения Йемена с северным соседом – Саудией.

По дороге на Дамар посетил сразу несколько очень интересных мест. В деревне Аль-Джанад самая старая в Йемене мечеть, современница пророка, была построена до его смерти в 632 году. Старина чувствуется в строгой простоте, каком-то аскетизме архитектуры и основательности. Впечатление усиливает 70-метровый минарет. Не успеваешь вылезти из машины, как тебя подхватывают очень активные, но доброжелательные гиды.
Перед городом Ибб заехал в маленький городок с длинной историей - Джибла. Это из самых обаятельных и живописных поселений в Йемене. Городок на склоне холма больше напоминает деревеньку. Древняя мечеть и развалины дворца королевы Арва. Говорят, что во дворце было 365 комнат- по одной на каждую следующую ночь. После осмотра местного музея, где познакомился с хорошими ребятами, пошли в старую чайхану. В мечети Арвы встретил группу чехов или поляков, человек шесть. Их сопровождает солдат с автоматом и гид. Очень удивились тому, что я без охраны.

Город Ибб не намного меньше Таиза. Старый город с его предельно узкими улочками, закрученными в немыслимый лабиринт, запоминается надолго. Он изолирован от нового города и поражает своей целостностью. Считаю, что Ибб, как и Сана, просто обязателен для посещения.
Дорога, по которой я из Ибба еду в Даммар, идет через живописный перевал Суммар. После обеда прошел сильный дождь, и в воздухе свежесть. Ощущение эйфории усиливает скорость, чистый горный воздух и необычные виды высокогорья с маленькими поселениями. Поднялись в горы еще выше, и стало прохладно.

В Дамаре даже холодно, что совсем непривычно. Высота 2400 м. День был пасмурный, и было относительно легко, не жарко. Нашел гостиницу Ausan Hotel c отдельным номером за три доллара. Вечером хотел нормально покушать в кафе, например, рис с овощами, но не получилось. Принесли пять маленьких блюдец: с подобием омлета, с жареной картошкой в масле, с пятью кусочками порезанных незрелых помидоров с репчатым луком, с соусом типа хренодера и густым соусом без всякого вкуса. Еще были лепешки-питы, чай и вода в графине. Все это стоит полдоллара... Если брать курицу, то получится уже целый доллар. Сижу, и не спеша кушаю. Еда для бедных в Йемене простая – много хлеба и немного густой похлебки (например, фуля), куда этот хлеб макается.

СЛЕДЫ ДРЕВНОСТИ
Еще на подходах к деревне Дафар мальчишки берут меня в плотное кольцо и обещают бесплатную экскурсию. Здесь, рядом с маленькой забытой деревушкой, когда-то была столица Химьяритского царства. Это государство образовалось во 2 в. до н.э., когда после гражданской войны в государстве Катабан образовалось две независимые провинции – Химьяр и Радман. Они занимали территорию в самом юго-западном углу Аравии и контролировали Баб-эль-Мандебский пролив, который по мере совершенствования науки мореплавания стал стратегическим, поскольку римляне стали посылать корабли в Индию через Красное море. Ко 2 веку н.э. на смену существовавшему ранее Сабейскому государству пришло государство Химьяритов. Но до еще прихода ислама оно было разрушено в постоянных войнах между эфиопскими Аксумитами и персами, которые происходили на йеменской земле.

В местный музей меня по моей дорожной грамоте не пускают – хотят денег. Хотя специально для меня цену снизили с пятисот до двухсот риалов. Двое ребят добровольно провели мне экскурсию по деревне. В конце потребовали бакшиш. Около новой деревни есть старый «пещерный город». А в стенах домов новой деревни есть очень древние каменные блоки с рельефами. Здесь можно видеть и сабейскую письменность, и химьяритские мотивы – головы быков, рельефы других животных и растений, элементы отображения человека.
Иду пешком к деревне Китаб, где проходит главная трасса. Машин нет. Сверху капает. Залезаю в водоотвод под дорогой. Вид отличный. Ветерок и моросит дождик. Травинки покачиваются. Вставать неохота. Уже четвертый час. Нужно через Ярим двигать в Хамам-Дамт. Хорошо бы там заночевать. Вижу гору-конус, упомянутую в путеводителе, как ориентир. Сегодня, как обычно, ничего еще толком не ел. Только финики и воду, мороженое и пепси.

ГОРОД НА ВУЛКАНЕ
К шести вечера стопом добрался до городка Хамам-Дамт. Он знаменит вулканическим конусом, который прямо возвышается над городом, и минеральными лечебными источниками. Классический вид потухшего вулкана действительно производит эффект. Город считается, по йеменским мерками, курортным, и здесь много отелей. Цены выше, чем в среднем по стране. Но с помощью местных жителей можно найти «фундук рахис» - всего за 600 риалов. В номере относительно чисто, на кровати есть постельное белье, занавески на окнах, деревянные кровать и шкаф, телевизор со спутниковым приемом, туалет с душем, ковролин на полу. Супер номер. Интересно, что вместе с ключом от номера дают и пульт от телевизора. Соскучившись по европейской еде, на ужин взял большую банку фасоли. Увы. Фасоль оказалась невкусной.

На следующие утро, выпив три молочных чая с хлебом, полез на вулканический конус. Он красиво возвышается над городом на семьдесят метров. При этом его жерло диаметром сто метров. Внутри конуса - кратер глубиной тридцать метров и диаметром шестьдесят. Внизу озеро и живут птицы. Сначала приходится карабкаться по скале из застывшей лавы. Хотя, кажется, что это застывшая пена. А потом по металлической лестнице. Внутри кратера вокруг «дырки» есть дорожка, и край обрыва отгорожен перилами. Говорят, что это единственный «окультуренный» объект для туристов.

ЮЖНЫЙ – ЗНАЧИТ СОВЕТСКИЙ
Еду дальше на юг. Моя цель – столица южного Йемена – Аден. Еду в микроавтобусе. Повсюду пакеты и тюки с катом – упираюсь в них и спереди и сзади. Спускаемся с гор и несемся по равнине. Попутчики рассказывают, что мы пересекаем границу между северным и южным Йеменом. Пол-второго въезжаем в Аден. Я возбужден- неужели я достиг той самой английской колонии? До того, как Советский Союз стал проявлять интерес к этой части света, тут шла борьба за влияние между Турцией и Англией. Север Йемена был под турецким влиянием, юг – под британским.
У города сложная планировка. Тут даже не один город, а несколько. Еду в самую старую часть – Кратер. Полтора часа ищу гостиницу. В итоге не нашел ничего лучше, чем отдать 1000 риалов за номер в гостинце Red sea Hotel. Сразу в душ и отдыхать. Под потолком в номере коричневые деревянные балки и веет стариной. Запах – как на веранде в старом доме моего дедушки.

Отдохнув, гуляю по Кратеру. Тишина. Город как будто спит. Попробовал выйти к морю. В Кратере это можно сделать только в одном месте – у острова Сира. />
Вечером город преобразился. Все сверкает, магазины открыты, везде торгуют, все люди вышли на улицы. Встретил в толпе два русских лица. Посмотрели на меня и прошли мимо, как будто половина города – русские. Потом еще раз пересеклись. Я спросил, откуда они. Оказалось, украинцы. Отец и сын. Отец работает на электростанции к северу от района Шейх-Осман. Южный Йемен считается более цивилизованным, ведь когда-то здесь хозяйничали англичане, а после них – Советский Союз. Поэтому в южном Йемене, особенно в Адене и вокруг его, прибрежных городках, идущих на север, редко можно увидеть мужчину с традиционным кинжалом.

В другой части города есть неплохие пляжи. Решил съездить искупаться. Встал пол шестого. За завтраком в кафе познакомился с доктором Абдуллой. Он учился в Баку по нефтеразведке. Потом 5 лет работал в Йемене. Потом еще защитил докторскую диссертацию в Баку. Раньше был начальником геолого-разведочной русско-йеменской экспедиции. Сейчас работает в одном министерстве в Сане. В Аден приехал навестить родственников. Пока мы завтракали, Абдулла рассказал про необычных рептилий, которых они встречали, работая в йеменской части пустыни Руб-эль-Хали. Попрощавшись с доктором Абдуллой, я уже открыл дверь такси до района Tawahi, когда в глаз мне на большой скорости врезалось неизвестное насекомое. Стало сильно жечь. Показалось, что меня укусила прямо в глаз ядовитая муха цеце. Я бросился к прилавку, где продают воду, попросил налить пол стакана и стал промывать.

В Tawahi пересел в другое такси до района Мохур-бей. Приехал, посмотрел одним глазом (второй – укушенный- открываться отказывался) … ничего особенного. Дети играют в футбол на песке. Несколько человек купаются. Искупался и я. Вода очень соленая. На рейде видно несколько больших грузовых кораблей. Потом доехал до старого английского таможенного терминала. Чувствуется Британия. Прошелся до центра Tawahi. Зашел в гостиницу Crecent Hotel. Посмотрел номер, где останавливалась королева Елизавета. Вернулся в Кратер. Позавтракал фулем. Нужно ехать дальше – вдоль моря до Аль-Мукалы, потом Хадрамаут и оттуда, если получится, то в Оман.

«У ВАС ЗИМА? А У НАС ЛЕТО!»
Долго выходил из города. Отъехал сначала на маршрутке. Видел российское консульство. Стоит почти у моря. Потом поймал маршрутку почти до городка Зинзибар. После проехал населенный пункт Шукра. А вот после него «добрая» полиция посадила меня в машину до следующего поста, где мне в сопровождающие дали солдата. И я начал передвигаться от поста до поста, где солдаты менялись. Так я поменял четырех охранников. Вместе с ними ловили машины. К десяти вечера добрался до поста на повороте в городок Атак. Похоже, что вдоль берега дороги нет, и все ездят через глубинные районы. После ухода дороги от моря пейзаж стал очень живописным. Особенно красивые места были до и после городка Аль-Махвид. Перед населенным пунктом Шукра ехал с двумя ребятами. Саид и Ахмед пригласили в гости пообедать на своем летнем стойбище. До него два километра влево от трассы. Саванна. Акации. Козы. Песок. Деревянные сарайчики, огороженные металлической сеткой. Я обедал у Ахмеда. Вареная курица в бульоне. С домашними хлебными лепешками. Потом был арбуз (зеленый и в форме дыни). Ели на циновке под навесом. У Ахмета в этих сараях живут старый отец, жена, две маленькие дочки и двухлетний сын Салим. Лицо жены перемазано чем-то темно-зеленым.

Сидим, разговариваем. Ахмет предлагает мне позвонить в Россию со своего мобильного телефона. Отказываюсь – говорю, что дорого. Он настаивает. Дозваниваюсь до своего дяди. Он говорит, что у них, в Великом Устюге, намело много снега! Слышу это и понимаю, что нахожусь в какой-то другой реальности- перед глазами Индийский океан, саванна с акациями, жара, песок, арбуз. Мистика. Не укладывается в голове – может, это сон?

Пробовал спорить с солдатами – одного не отпускают. Ночую на кровати, в палатке, на полицейском посту, на вышеупомянутой развилке. Ночью жужжали, но не кусали комары. Спальник съезжал по кровати, и внутри было неудобно.
Встал рано. К моему удивлению, никто не препятствовал моему уходу с поста. Когда утром надевал кроссовки, показалось, что в левом что-то мешает. Посмотрел – кажется, ничего нет. А через двадцать секунд из уже надетого кроссовка вылез здоровенный жук. «Ну и ну …», - подумал я.

ДЕРЕВНЯ РЫБАКОВ
К полудню добрался до местечка Бир-Али. От трассы иду пешком к морю, к скале Husn Al-Ghurab. Кругом вулканические камни, пересыпанные белым кварцевым песком. Красиво, но на солнце белизна слепит глаза. Песок у моря, и правда, белый, как на фотографии. У подножия скалы устроили мотель и начали огораживать территорию. Побродил по берегу – видел морскую змею и крабов.
Пешком иду в Бир-Али по берегу. Пытаюсь поймать в кадр хоть одного краба – не получаются. Чувствуют мое приближение за пятнадцать метров и разбегаются по щелям. Если щелей нет - прячутся в волнах. На песке часто попадается мусор и рыба. На каждой такой рыбе пара десятков крабов. Жуткое зрелище. Меня обгоняет бегущий мальчик. Необычно. Наверное, занимается спортом. Вот бы и мне океан у самого дома – я бы тоже по утрам бегал по линии прибоя …
Бир-Али – маленькая деревня, где все занимаются рыбной ловлей. На воде у берега качается больше полусотни рыбацких лодок. За деревней в двух километрах дальше по трассе с левой стороны - вулкан. К нему сразу от дороги вверх идет тропа. В кратере-озеро.

КРАЙ ГЛИНЯНЫХ НЕБОСКРЕБОВ
Дорога расстается с морем и сворачивает вглубь материка. Моя цель - знаменитый Хадрамаут. Это большой район, расположенный на сто шестьдесят километров вглубь материка. Там когда-то была отдельная самостоятельная культура с сетью древних городов, расположенных в глубоких вади. Целая сеть вади, как дерево, тянется из глубинных районов к морю. Самое большое из них, вади Хадрамаут, обладающее плодородными почвами, позволяет 200 тысячам населения жить здесь практически только за счет сельского хозяйства и выпаса скота.

Вскоре начинается подъем на плато. Он происходит в несколько витков. Серьезный крутой серпантин. В последней деревне перед подъемом увидел, что продаются кокосовые орехи. Первые в Йемене. Зря я ушел пешком из деревни. Там пост и легче поймать машину. Из-за своей глупости почти весь подъем прохожу пешком. Почему-то еду на медленных грузовиках. Засыпаю при такой скорости. Потом останавливаю джип с шустрыми ребятами. Веселые, разговорчивые, с блеском в глазах, они похожи на местных авантюристов. Показали мне, по секрету, крупицы золота. Не знаю, к чему.
Стемнело. Поднялся ветер с песком. Я представил себя ночующим в палатке. Неприятно. Заехали в Хадрамаут через вади Эль-Айн и к вечеру прибыли в город Аль-Катн. Надо сказать, дорожная дороги и сеть вади здесь трудно сопоставимы с тем, что изображено на моих картах. И даже моя пяти километровая генштабовская карта относительно точно показывает только рельеф.

Ехать по вади очень красиво. Справа и слева высокие обрывы. Стоят домики башнями в окружении пальм. В городе Аль-Катн ребята стали крутится по городу – хотят сдать меня полиции с рук на руки, чтобы не нести ответственности – ведь номер их машины на одном из военных постов записали на тот случай, если я вдруг не доеду. Теперь они боятся. Надо сказать, что номера машин, в которых я ехал, записывали и раньше. Приятно чувствовать, что о тебе заботятся...
Йемен стал мне привычен. Я уже не смущаюсь при виде в душе тараканов длиной с палец. Вечер проходит по стандартной программе – ужин, мороженое, интернет и прогулка по городу. В полной темноте южной ночи видны только контуры-края вади. Вот на другой стороне дороги – мечеть. Ее минарет, подсвеченный зеленым светом, выглядит как маяк. Ночью опять было жарко, проснулся от духоты и полусонный пошел освежаться в душе.

От Аль-Катна до Шибама всего двадцать километров. Старый город Шибама – визитная карточка Хадрамаута. Каких только сравнений не придумали для Шибама – и «Манхэттен в пустыне» и «небоскребы в пустыне» и т.п. На небольшой площади, почти в центре вади, за глиняной стеной стоят узкие высокие дома башенного типа высотой в пятнадцать - двадцать этажей из глины и соломы. Между ними узкие улочки. Издалека Шибам призводит впечатление, но вблизи … мне старый город в Сане показался более эффектным.
Не стал надолго задерживаться в Шибаме и направился в Саюн. Здесь находится дворец султана. Здание произвело впечатление даже на меня, человека далекого от архитектуры. В остальном же, Саюн – обычный город. К обеду приехал в Тарим. Нашел гостиницу со странным названием Pension Brothers Hotel. Дежурного нет на месте. В пустой гостинице зашел в хамам и ополоснулся. Сижу на ступеньках гостиницы вместе с какими-то мужиками. Узнаю у них дорогу на Оман. Жарко. Стараясь находиться в тени, я, не двигаясь, наблюдаю за улицей. Потом оставляю рюкзак в магазине одежды по соседству и медленно иду по теневой стороне улицы в чайхану. Пью чай и ложусь на большой ковер под навесом. Заснуть не могу. Открываю глаза, и вижу ноги старика - рядом тоже отдыхает народ.

ПЕСОЧНЫЙ ЗАМОК
Съездил в пригород Тарима и осмотрел большой «песочный замок» и сторожевое укрепление на склоне холма. По дороге видел женщин в диковинных соломенных шляпах. Они пасли коз на поле под пальмами. Шляпы больше похожи на колпаки клоунов. У них, помимо широких полей, высокая центральная конусообразная часть. Шляпа одевается поверх женского манто. Хотя я не уверен, что это было манто. Все-таки раз это по-арабски называется «чадор», то по-русски это, скорее всего, чадра. Женщины явно возражали против фотографирования, сделав попытку от меня убежать.
Наконец-то появился мальчик - администратор. Показ комнаты, торг, и я заселяюсь. Мой номер на третьем этаже. Здание очень старое и атмосфера мне очень нравится. Когда я закрываю дверь комнаты, с угла косяка сыплется штукатурка. Вечером гуляю по Тариму. На площади, напротив моей гостиницы, какое-то собрание. Похоже на конференцию, или конгресс. Судя по разрезу глаз, мероприятие международное. Спрашиваю одного, откуда он, оказывается – из Индонезии. Вся площадь занята сидящими мужчинами. Все в белой одежде и белых шапочках. Перед ними выступает шейх Тарима. Голос звучит через динамики. Шейх и еще несколько человек сидят на возвышении на фоне зеленого знамени, растянутого за углы. Эмоциональный голос шейха отчетливо слышен в открытую дверь балкона. Я не понимаю речь, но узнаю одно часто повторяющееся слово, - «америки».

КАКАЯ ОДЕЖДА ЛУЧШЕ
В Тариме чаша моего терпения переполнилась. Я решил сменить одежду, в которой было очень жарко. Купил в соседнем магазине рубашку с длинными рукавами и юбку-полотенце с ремнем. Принес все это в номер. Одел. Чувствую себя совсем нелепо. Преодолев психологический барьер, решил прогуляться до Интернет-кафе. Удивительно, но никто на меня не обращает внимания. Через каждые двадцать метров юбка с меня слезает. Сколько ремень не подтягиваю, он не держит. Ноги путаются в ткани. Присмотрелся, как у других надета юбка, и постепенно стал понимать тонкости.

ДЕД С КАЛАШОМ
Рано утром пешком покидаю Тарим. Сначала дорога идет по вади. В одном месте попадаются люди, которые из глины делают кирпичи. Сфотографироваться отказываются. Почему-то два раза мне на дороге попадался один и тот же дед на тойоте. Голосую ему. Останавливается. Открываю дверь. Дедок за рулем. Рядом на сидении автомат. «Ну, блин, дела …», - думаю я.
В местечке Аль-Саюн меня проверили в полицейском участке и отпустили. Сразу за полицейским участком обнаружил цех по производству мороженого. Такое желтое, на палочке и без обертки. Выезд из Аль-Саюна очень живописный – ветви пальм смыкаются над дорогой. Через пять километров после этой деревни в вади Масила видна речка, хотя до этого ее не было. Наверх, на плато дорога поднимается через восемь километров после Аль-Саюна. В последней деревне получаю воду в подарок в магазинчике, где отоваривается детвора из соседней школы. Я смотрю на витрину, а дети смотрят на меня. Вот на меня смотрит один тощий подросток. На поясе у него кобура с пистолетом.

НАЗАД 500, ВПЕРЕД 500
Моя цель на сегодня-завтра – местечко Шихан. Там переход из Йемена в Оман. До него более 500 км. Еду в кузове грузовой машины. Напротив меня лежат на сене какие-то странные мужики. Один все ворочается – не знает, куда спрятать пистолет. То туда положит, то сюда, а он все ему мешает. У другого - автомат, и он его из рук не выпускает. «Ничего себе, попутчики», - думаю я. Смотрят хмуро и жуют кат.
Проехали деревни Тамуд и Рома. Вокруг пустыня, но не песок. Иногда попадаются деревья. Где-то в этих местах прятались (прячутся) партизаны – Фронт Народного Освобождения Дофара.
Вечером завис на трассе в 150 км от Шихана. Долго шел пешком, потом сидел на рюкзаке. Болит мозоль на ноге. Ходить тяжело. А вот к юбке привыкаю. И ходить удобно, и лежать, и сидеть. Пришлось ночевать на циновке в харчевне в семидесяти километрах от Шихана.

Поднимаюсь в шесть утра и на бензовозе проезжаю пять километров. Сижу на посту полиции, жду машину. Ветер несет песок. Пью чаю с подгорелым хлебом. Полицейские просыпаются и выходят по одному. Каждому заново рассказываю кто я, откуда и куда еду. Вот уже пятнадцать минут десятого. А я все сижу.
Наконец-то едем. Сквозь отрытое окно из пустыни идет жар. Между мной и водителем сидит бедуин, положив ноги на приборную панель. Из-под платка, которым он прикрывается, торчат ноги с темной потрескавшейся сморщенной кожей и желтыми ногтями. В какой-то момент за окном уловил движение большого животного. Насколько смог рассмотреть на ходу, это была большая ящерица (или даже мини-варан) длиной больше полуметра. К обеду приехал в Шихан. Оставляю последние йеменские риалы в харчевне. За спиной остается йеменский КПП, а в внутри возникает чувство, что хотел бы побывать здесь еще раз, особенно, в пустынях Йемена, где еще много засыпанных песком древних городов, ждущих своих кладоискателей.

Вернувшись домой, стал жалеть, что не попал в Мариб, не задержался в Хадрамауте, многие красивые места проезжал мимо. Но, с другой стороны, хорошо рассуждать об упущенных возможностях, сидя в Москве, в уютной квартире, а вот когда едешь ночью в открытом кузове тойоты по безлюдным местам, вокруг стены ущелья и охраняющий тебя солдат всерьез держит автомат наизготовку, то думается совсем по-другому.

Автор: Денис
читать часть 1



Комментарии
1. Яна 2007-09-07 01:52:00

ма шаа Аллах!!! Какие фотографии!!! Я для себя открыла очень много нового, посметрела на эту страну с другой стороны!!! БЛАГОДАРЮ! надеюсь рано или поздно я всё же там побываю, дай Бог!!!

2. Татьяна 2007-08-03 20:26:00

Очень очень интересно. Как мне тоже захотелось в Йемен....

3. Albina 2007-06-17 19:43:00

spasibo ogramnoe,vasha avantura mne ochen' ponravila,toje xochu vesnoj v Yemen, tyanet,,, vsego nailuchshego ,A.Devet

  Коран ..
  Хадис ..
Посланник Аллаха (да благословит его Алла и да приветствует) сказал:
«Тот, кто ищет довольства Аллаха,
навлекая на себя гнев людей, то Аллах будет им доволен,
и сделает так, чтобы люди были довольны им.
А тот, кто ищет довольства людей,
навлекая на себя гнев Аллаха,
то разгневается Аллах на него,
и сделает так, чтобы разгневались на него люди»
(ат-Тирмизи, Ахмад)



  Наш пророк
  из нашей библиотеки

Библия, Коран и наука

 

Исламская цивилизация

Фонд Солидарность

Фонд Солидарность
 
все права защищены 2017
Design: a-styles